Feb. 28th, 2017

Как уже упоминалось когда-то у меня в ЖЖ, я -- выходец из мира полуподпольной московской математики времен последних лет советской власти, царства меритократии. Чем бы ни был этот мир на самом деле -- и, конечно, мы все понимаем, что там были самые разные вещи -- я воспитался в нем так, как воспитался.

Можно сказать, что я просто никогда не повзрослел, так и остался матшкольником. В конечном итоге, это не имеет значения, как все это называть.

Так или иначе, мой естественный формат социальных отношений в математике -- это соревнование в понимании предмета. "Что ты тут понаписал? Посмотри, как весело я сейчас опровергну твои леммы и теоремы одну за другой. И эту, и эту, и еще вот эту. Это давно известно, называется так-то. А эти рассуждения надо читать против такого-то примера. Попробуй, дорогая редакция, это очень смешно -- будешь хохотать в голос. Что это, вообще, такое? Стыдно должно быть."

Формат подразумевает, что если его теоремы окажутся верны, а мои опровержения -- ошибочны или не по делу, то мы меняемся местами. Весело становится ему, а стыдно -- мне. Это я понимаю. Так я люблю и немного умею.

Поэтому мне представляется, что изобилие ошибочных работ в математике было бы гораздо лучшим положением вещей, чем изобилие работ просто скучных и глупых, но формально корректных. Ошибочную работу можно весело разгромить. Разбираться со скучной работой, по моим правилам -- скучно и сложно.

В мире зыбкой почвы, где никто точно не знает, что верно и что нет -- на коне тот, кто умеет вникнуть и понять. В мире надежной бессодержательности, где почти все верно и почти ничего не интересно -- на коне тот, кто умеет подать свою бессодержательность в форме, потакающей эстетическим предрассудкам утомленного скукой читателя.

Между тем, реальный мир социальных отношений в математике устроен совсем иначе. Собственно говоря, он примерно таков же, как и мир социальных отношений в любой другой сфере деятельности, насколько я могу об этом судить. Это соревнование в "я начальник -- ты дурак".

"The paper is clear and original, but not yet ready for publication in Advances in Mathematics." Плюс коротко сформулированная претензия по существу, из которой ясно, что текст просто не был прочитан внимательно. -- "Ах, вот как? Очень хорошо, значит, вы считаете, что я дурак. Разговор окончен. На Страшном Суде мы вернемся к этому вопросу."

Может быть, это и ребячество. Стремление к переустройству мира, доминирующее над стремлением устроить свою жизнь, всегда будет выглядеть ребячеством, с определенной точки зрения. Но помилуйте, неужто вы всерьез ожидали, что я соглашусь прожить свою единственную жизнь по вашим блядским правилам? Не кто-нибудь, а я? Из всех людей?

"Так жить нельзя" значит "так жить нельзя". Я ушел переустраивать мир. Делать революцию. Двадцать лет назад еще.

... Вас удивляет, как
с таким подходом к человеку все же
я ухитрился получить четыре
звезды? Но это -- маленькие звезды.
Я начинал совсем иначе. Те,
с кем начинал я, -- те давно имеют
большие звезды. Многие и по две.
(Прибавьте к вашей версии, что я
еще и неудачник; это будет
способствовать ее правдоподобью.)

June 2017

S M T W T F S
     123
4 5678910
11 121314 151617
18 19 2021 22 23 24
2526 27282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 12:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios