Jan. 14th, 2017

Боже мой, я ведь действительно прожил жизнь шпиона. Человека, с детских лет систематически рисовавшего себя в разных глазах совсем не тем, кем я на самом деле являлся. Кто видел или хотел меня видеть хуже, чем я был -- тому я изображал себя в еще даже худшем виде, чем им представлялось. Кто в чем меня, мне казалось, подозревал -- тем я старательно подтверждал их подозрения.

Как бы даже почти искренне вживался во все эти сомнительные образы. Сам себя стыдился, глядя на себя их глазами, в которых стоял обман, мною же им в моих стратегических целях внушенный. Никто не должен был понимать, кто я такой на самом деле. Мне самому не нужно было этого знать. Иногда до кого-то доходило -- и, глядя на себя их глазами, я сам про себя узнавал, кто я такой.

Это еще все в диссимуляционные периоды. В симуляционных эпизодах я превращался в такого актера брутальной драмы. Нес невероятную дребедень, призванную произвести впечатление на годы вперед, чтобы люди потом боялись меня годами. Или смотрели на меня сверху вниз, как на дурачка, всю оставшуюся жизнь. Шпиону удобно быть принимаемым за дурачка, да? Очень удобно, когда противник тебя недооценивает.

Не мудрено, что в итоге я нахожу себя в том одиночестве, в котором я себя нахожу. Я же прожил калейдоскоп чужих жизней вместо одной своей. Настоящего меня никто никогда не видел. Почти никто, почти никогда. Люди чувствуют себя обманутыми. На самом деле, они обмануты ровно в той степени, в которой были рады обманываться сами. Тех, кто смотрел на меня открытыми глазами заслуживающего доверия человека, я не обманывал. Таких было очень мало.
Оранжевый такой персонаж. Рыжий клоун

Хороший очень.
Написано из Москвы, между прочим (ср. http://posic.livejournal.com/152150.html ) и в открытом доступе (всегда было в открытом доступе):

http://posic.livejournal.com/152469.html
http://posic.livejournal.com/1124262.html

На протяжении двадцати лет, начиная условно с 12 апреля 1997 года, я жил в душе своей в очень серьезном мире. Мире, где после рассылки определенного рода е-мейла, где-то там ближе к вечеру не убьют даже, а что-то хуже смерти -- типа, пытать начнут -- если не бежать немедленно куда глаза глядят тем же утром. Мне грезились ужасные опасности, которых, видимо, не было и не могло существовать в реальности того времени, но которые должны были существовать в том мире, в котором мне хотелось жить. В мире, знающем, что почем.

Вернее сказать -- не то, чтобы этих опасностей совсем не было. Ситуации складывались в русле того, что я от них ожидал, только с какой-то невероятной вязкостью, что ли. Каждый раз мне казалось: ну, вот же она, победа. Я выиграл это решающее боестолкновение, чего ж еще? Ничего особенного. Нескончаемая череда, бесконечная последовательность таких боестолкновений. Все решающие. Покой мне только снился.

Мне казалось, что умные люди из спецслужб, затаив дыхание, отслеживали каждый мой шаг. Может быть, в каком-то смысле, так оно и было. Вероятнее, что эти "люди из спецслужб" получали свои зарплаты в совсем других конторах. Возможно, это были какие-то программисты, хакеры. Люди самых разных профессий, участники "всемирного заговора честных людей". Я мыслил технологически и предполагал, что за невероятными совпадениями и квазиневозможными событиями должны стоять технические решения, сконструированные какими-то людьми. Сегодня я сказал бы, что Бог и дьявол были моими спецслужбами.

Годы шли, и окружающий мир серьёзнел, подстраиваясь под меня. Моя мистика отливалась во что-то материальное. Глубокие и добрые люди, умеющие играть контринтриги, усиливали свое превосходство над дураками и злодеями. Сегодня видно, какой путь прошла земная цивилизация за эти двадцать лет. Тайное и явное поменялись местами. Откровенно нелепые и абсурдные вещи встали на место поверхностной благопристойности конца 90-х годов, под которой струилось тайное зло. От мира большой политики образца 2002 года несло кровавым цирком, а в моем ЖЖ стоял грубый балаган. Теперь мир большой политики превратился в грубый балаган, и это -- очень доброе превращение.

Утром 3 июня 1998 года я собирался поднять Очень Высокую Волну. Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Много лет прошло. Волна поднялась. Она у вас перед глазами.

Покой нам только снится, пока мы живы, и это правильно. Но я думаю, что все будет хорошо.
Page generated Sep. 24th, 2017 12:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios